Согласно данным Государственного комитета по статистике, на 1 января 2020 года число занятых в негосударственном секторе экономики составило 730,9 тыс. человек. На 1 февраля их число даже снизилось до 729,1 тыс. А вот последующий рост произошел в период карантина, что не может не удивлять: ведь не нанимали новых работников посреди карантина частные компании. Суть заключается в том, что объявленными правительством мерами (об оказании помощи предпринимателям в выплате заработной платы) можно было охватить лишь официально зарегистрированных работников. Наряду с этим, разрешение на передвижение по городу тоже мог получить лишь официально зарегистрированный работник. Поэтому ряду предприятий пришлось немного поднапрячься и зарегистрировать своих работников. Как итог - на 1 июля 2020 года в стране уже 773 тыс. занятых в частном секторе. То есть в Азербайджане происходят странные события. В то время как по всему миру предприятия и компании объявляют о сокращениях, у нас число работников, наоборот, растет. За этот период число сокращенных работников не превысило 10 тысяч, а нанятых формально 43 тыс. (это, еще не считая текучки). 
Это, конечно же, оказало хорошее влияние на статистику наемных работников. Их общее число за три месяца выросло на 49 тысяч с 1646 до 1695 тысяч человек. Видимо, к концу этого года своеобразными потугами мы преодолеем и цифру в 1,7 млн. К началу августа число наемно занятых сократилось до 1681 тысячи. Большая часть роста, конечно же, пришлась на Баку – 36,2 тыс. И как можно понять из вышеизложенного, основной рост пришелся на негосударственный сектор – 38 тысяч. А в государственном секторе рост составил 10,5 тыс. Интересно, что статистика по рынку труда в Азербайджане предоставляется в двух формах: данные по новым рабочим местам и данные по числу наемных работников. И как ни странно, эти показатели не совпадают. Хотя, конечно же, можно представить, что рост в 10 тысяч работников в государственном секторе – это разница между новыми привлеченными работниками и сокращенными, но ведь формально, согласно указу президента и Кабмина, в период карантина никого не могли уволить (разве что на пенсию). Таким образом, возникает вопрос: если за второй квартал 2020 года в государственном секторе было открыто 38 тысяч постоянных и 9,6 тыс. временных рабочих мест, то почему рост составил лишь 10 тысяч? Учитывая то, что наша статистика не замечала даже те 600 тысяч, которые получили от государства помощь в 190 манатов, то получить ответ на этот вопрос довольно сложно.
С другой стороны, рост числа наемных работников негативно подействовал на другой важный показатель – среднюю номинальную месячную заработную плату. На 1 апреля данный показатель достиг уровня в 744,5 манатов. А вот уже на 1 июля он составил 720 манатов. Иными словами, он упал на 3,3%. Кстати, падение продолжилось и в июле. По итогам июля уровень среднемесячной номинальной зарплаты составил 715,4 маната. Таким образом, падение составило 4%. По отдельным регионам падение было еще больше. К примеру, в Баку к 1 апреля была достигнута отметка в 1022,9 манатов, а уже к 1 июля было 959,8 манатов. Интересно было бы провести опрос на тему, сколько людей вообще в Баку получают зарплату в 1000 манатов. Думается, результаты сильно удивят Госкомстат. Хотя ведомство в своем обзоре домохозяйств и отмечает, что чуть ли не у 80% населения расходы превышают их доходы.
То есть тут падение составило 7%. Интересно, что в некоторых экономических районах средняя зарплата за три месяца выросла (правда, незначительно). Это Нахчыванский, Аран, Лянкяранский, Шеки-Закагатальский и Верхне-Карабахский. Как можно понять, это связано с сельским хозяйством.
Говоря о структуре наемных работников. За этот период наибольший рост был зафиксирован в строительстве (16,7 тыс.) и вспомогательных услугах (17,8 тыс.). Интересно, что сокращение число занятых было зафиксировано не только в сфере туризма (минус 1,7 тыс.), развлечений (-0,4 тыс.), но и в сфере образования (число занятых сократилось на 4 тыс. человек). Оно и понятно, данный сектор тоже прекратил свою деятельность (частично работали курсы, но в целом деятельность фактически приостановилась, исключением стал разве что государственный сектор, но и тут все было формально - преимуществом было то, что государство платило зарплату). 
Таким образом, в целом на рынке труда вроде бы наблюдаются позитивные тенденции в виде регистрации работников, что позволяет последним получить права, предусмотренные Трудовым кодексом. С другой стороны, все это делается ради получения средств из государственного бюджета. Как мы знаем, в стороне остается огромное число безработных, о которых Госкомстат не имеет каких-либо точных сведений. Кроме того, даже эти цифры постепенно сдуваются, ведь в период первого карантина правительство призывало не закрываться, но в период второго карантина и последующих событий таких призывов не звучало, и уже было бы бессмысленно. 
Скоро можно ожидать закрытия немалого числа компаний и предприятий, так как экономика, зависящая от ежедневных фьючерсов на нефть, не слишком серьезная возможность развиваться в период пандемии (туризм как-то мог бы поднять экономику, но границы пока закрыты). Как итог - у нас фактически остается лишь государственный сектор и частные компании, которые его обслуживают. Да и еще сфера торговли. Во всем остальном пока какого-либо развития наблюдать не приходится.


Т.МАШАЛЛЫ

.