За последние 20 лет кризис доверия между странами углублялся и приобрел хронический характер. Напряженность между Анкарой и Вашингтоном сегодня наиболее ощутима. Это один из самых крупных кризисов за всю историю отношений между странами НАТО. Турецко-американская напряженность достигла такого уровня, что влияет на всю систему Североатлантического партнерства. Причиной очередного всплеска противостояния США и Турции стали заявления президента и законодателей США. Президент США Дональд Трамп пообещал разрушить экономику Турции в том случае, если ее власти сделают что-то, что ему покажется непозволительным. Об этом он написал в Twitter. «Как я и заявлял раньше, если Турция сделает что-либо, что я, в своей великой и несравненной мудрости, сочту выходящим за рамки, я полностью уничтожу экономику Турции (я делал это раньше!)», — говорится в сообщении главы государства. В следующем посте он продолжил свою мысль, настаивая на том, что Анкара должна нести ответственность за пленных боевиков «Исламского государства» и их родных. Трамп также подчеркнул, что Соединенные Штаты сделали «больше, чем кто-либо мог ожидать» в борьбе с ИГ — теперь настала очередь богатых стран Ближнего Востока заниматься этой проблемой. «США — ВЕЛИКАЯ СТРАНА!» — заключил президент. Американские угрозы не ограничились только твитами Трампа. Американский сенатор Линдси Грэм заявил, что США введут санкции против Турции, если Анкара «вторгнется в Сирию». Кроме того, Вашингтон поставит вопрос о приостановке членства Турции в НАТО в случае нападения на курдские силы. «Мы введем санкции против Турции, если они вторгнутся в Сирию, и выступим за приостановку ее членства в НАТО в случае нападения на курдские силы, которые помогли Соединенным Штатам уничтожить халифат Исламского государства*», — написал он в Twitter. 
После этого твита Трампа и Грэма турецкая лира упала до самого низкого уровня по отношению к доллару. За последние полгода лира ослабла на 9,2%. Все это произошло на фоне давления со стороны США на без того ослабленную валюту из-за подготовки Анкары к военной операции в Сирии. В прошлом году Турция пережила валютный кризис, вызванный дипломатическим скандалом между Вашингтоном и Анкарой. Несмотря на давление Вашингтона, Анкара не намерена свернуть от своей политики. 
Турция не изменит свою политику под влиянием угроз, заявил вице-президент страны Фуат Октай на фоне заявления президента США Дональда Трампа, который пригрозил уничтожить турецкую экономику. "Наше послание международному сообществу четкое: Турция не та страна, которая действует под влиянием угроз. Мы сами определим свой путь и сами перережем пуповину, когда сочтем нужным. Мы никогда не позволим создать террористический коридор у наших границ, чего бы нам это ни стоило. Наша позиция останется неизменной для обеспечения спокойствия наших границ и будущего сирийских братьев, как и в отношении территориальной целостности Сирии и ее политического единства", - сказал Октай, выступая в Анкаре. Между тем, многие эксперты считают, что едва ли Турция может позволить себе новые санкции. За последние 2 года лира упала почти на 40%. Ее экономика сокращалась, а впереди ждет долгая рецессия. Предыдущие санкции США из-за арестованного американского пастора Эндрю Брансона нанесли ущерб экономике Турции. ЕС также ввел санкции против Турции на фоне спора, касающегося энергетических прав на Кипре. Закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), который Вашингтон грозится применить против Турции, стал результатом внутриполитических раздоров в США. Безответственный подход к военным интервенциям, отсутствие долгосрочного видения и планирования привели американские власти к росту политического противостояния в самих США и введению масштабных санкций против ряда стран. Все это приближает Вашингтон к фиаско во внешней политике. На первый взгляд может показаться, что санкции США могут нанести ущерб лишь Турции, однако это вовсе не так. На самом деле эффект подобных ограничений предугадать сложно и неизвестно, какая из сторон в итоге понесет большие убытки. Турецкий эксперт из Галатасарайского университета Махмуд Солгун заявил, что ситуация более чем критическая, но об «иранизации» ситуации в отношении страны — члена НАТО, которая формально продолжает стремиться в ЕС, говорить очень рано. «Но и экономический кризис, пока неглубокий, но острый, налицо, и вызван он вполне определенными причинами. Во многих отношениях турецкая экономика показывает свою живучесть», сказал он. Болезненным будет рост безработицы и девальвация», сказал он.
Как сообщил Defense News дипломатический источник в США, прямая стоимость санкций США против турецкой промышленности может составить $15 млрд. «И это помимо косвенного ущерба для турецкой экономики», — добавил он. «Американские санкции могут подорвать экономику Турции, и угроза реальная», отметил источник. Осложнения между Вашингтоном и Анкарой проходят по нескольким фронтам, и экономика здесь играет не первую роль. Как будет вести себя правительство страны, половина которого так или иначе отвечает за экономику? Какие меры, помимо обращения к патриотизму, предпримет его глава, он же президент страны? Со своей стороны, какую позицию займут в отношении Турции международные финансовые организации, а также инвесторы? Наконец, смогут ли чем-то проявить себя в плане реальной поддержки те центры силы, которые сейчас стараются сформировать альтернативный западному экономический порядок? Все это, как минимум, по-настоящему является испытанием для Эрдогана. 


Р.ВЕЛИЕВ

.