«НВ» не раз подчеркивало пагубность санкционной политики, к которой чаще других прибегают США и Евросоюз. В частности, речь идет об ограничительных мерах по отношению к России. Также отмечалось, что в этой связи у экономики, попавшей под санкции, формируется иммунитет устойчивости и способность выживать в условиях ограничений. И все это можно назвать импортозамещением, а именно – переформатирование экономики и производства, заключающееся в ослаблении зависимости от импортных товаров. 
Вместе с тем Россия - это яркий пример того, как должна работать программа импортозамещения. Как нам кажется, нам следует обратить внимание на опыт северного соседа.
Объем импортных операций Азербайджана с Китаем и Ираном, считающиеся очагами распространения эпидемии коронавируса, в этом году значительно снизился, о чем свидетельствуют данные Государственного таможенного комитета.
За два месяца этого года удельный вес импорта из Китайской Народной Республики в структуре импорта Азербайджана снизилася с 14,7% (январь-февраль 2019 года) до 8,3%. Из этой страны завезено товаров на общую сумму 181 млн. долларов США, что на треть меньше, чем за соответствующий период 2019 года. При этом в феврале импорт китайских товаров ($67,1 млн.) снизился по сравнению с январем на 41%.
Однозначно, что эпидемия коронавируса сыграла свою негативную роль. Но в данном случае речь идет о январе и феврале, когда все границы еще были открыты. То есть тенденция к снижению импорта из этих стран наметилась давно. К противодействию этому явлению нужно было готовиться заранее. Да, спрогнозировать эпидемию никто не мог, но налаживать свое производство было необходимо. 
Азербайджан неспособен заменить своими товарами, например, импорт китайских электроприборов и мобильных телефонов. Поэтому и нужно было свое время диверсифицировать импортные поставки. И сейчас отечественная экономика не несла бы потери из-за сокращения импорта из Китая и Ирана, его можно было бы легко заменить товарами из других государств. Ну а в идеале, естественно, нужно в целом стремиться к импортозамещению. В стране открываются много фабрик и заводов, но они, к сожалению, не могут похвастаться эффективной работой, направленной на импортозамещение. 
Члены экономического блока в Кабинете министров просто обязаны были предпринять ряд упреждающих мер, сумев тем самым противостоять новым вызовам в мировой экономике. Развитие отечественных ненефтяных секторов стало бы гарантией предупреждения этих вызовов. Нефтяной кризис 2015 года должен был послужить толчком переориентированию экономики сырьевой на производственную. Но этого не случилось. Зависимость азербайджанской экономики от «нефтяной иглы» все еще сильна. В свою очередь, это обстоятельство не позволило местным производителям увеличить производство товаров, нужных стране и гражданам.
Понятно, что крупные нефтяные транснациональные компании выступают против изменений в структуре азербайджанской экономики. И это понятно, ведь они хорошо зарабатывают на наших углеводородах. Но какой прок от этого азербайджанскому бюджету? Не секрет, что в условиях закрытых границ из-за эпидемии и сокращения импорта из других стран может наступить дефицит некоторых товаров, их просто нечем будет заменить. 
Отечественная экономика оказалась уязвимой перед импортом, а виной тому не только узкосырьевая экономика, но и тотальный монополизм и отсутствие эффективных менеджеров. Нехватка квалифицированных кадров во всех сферах производства и в органах управления тормозит развитие экономики. На фоне резкого снижения цен на нефть и путешествующего по миру коронавируса надобность в таких кадрах возросла, Кроме того, должна возрасти ответственность соответствующих органов, контролирующих засилье монополизма в экономике. Много говорится о борьбе с монополиями, но в реальности мало что делается. 
В результате вышеперечисленных негативных фактов ненефтяные секторы экономики деградируют, казна теряет миллиарды, а зависимость страны от импорта все больше усугубляется. Так что импортозамещение становится для Азербайджана жизненно необходимым.


А.ШАХВЕРДИЕВ

.