«Глобальная экономика впала в рецессию». Такими заголовками сейчас пестрят страницы многих мировых печатных СМИ. И, конечно же, этому способствовали низкие цены на «черное золото». Когда цена нефти опускается ниже $23, это уже не шутки, причем не только для нефтедобывающих государств, но и для всех остальных.
Стоимость фьючерса на нефть марки Brent с поставкой в июне на Лондонской бирже упала на 7,9% — до $22,97 за баррель. В последний раз цена нефти сорта Brent находилась на таком уровне в ноябре 2002 года. Ранее цена нефти WTI упала ниже $20 за баррель впервые с 2002 года.
Колебания на рынке начались не только из-за коронавируса, но и после того, как участники ОПЕК+ не смогли прийти к единому решению. Россия не поддержала предложение о дополнительном сокращении добычи нефти на 1,5 млн. б/с во втором квартале 2020 года. После провала сделки цены на нефть упали на 30%.
А главное, нет никаких обнадеживающих новостей относительно стабилизации нефтяных цен. А это еще больше лихорадит все рынки. Одна надежда на то, что крах нефтяных цен все же сподвигнет ОПЕК и ОПЕК+ заключить новое соглашение по сокращению добычи. Что ни говори, а нынешние цены никого не устраивают - ни потребителей, ни производителей.
К примеру, Соединенные Штаты Америки со своей сланцевой нефтью уже бьют тревогу по поводу необходимости стабилизировать нефтяные тарифы. Ведь при нынешних ценах сланцевая промышленность США просто обанкротится. Не зря американцы ищут контакты с саудитами ради снижения добычи нефти.
Как видим, то Вашингтон вынуждает Эр-Рияд наращивать добычу «черного золота», чтобы снизить нефтяные фьючерсы, то, наоборот, сам их поднимает. А это явный признак того, что американцы действуют исключительно в своих экономических и геополитических интересах. Ситуация с нефтяными котировками ныне куда хуже, чем в 2008 или 2015 году.
Не секрет, что коронавирусная эпидемия подливает масла в огонь. Когда самый крупный нефтяной импортер - Китай - восстановит свою экономику и когда новое нефтяное соглашение будет подписано, неизвестно. А это может говорить лишь об ухудшении ситуации. То есть $23 за баррель – это еще не предел. Достаточно вспомнить 90-е годы прошлого столетия, когда нефть опустилась в цене до $12-$9 за баррель.
С другой стороны, стоит напомнить о необходимости развивать ненефтяные секторы экономики Азербайджана. Именно сейчас эти секторы вполне могли бы компенсировать потери, которые несет «нефтянка». Так что не зря «НВ» всегда призывает чиновников не полагаться всецело на нефть, а строить независимую от нее экономику.
Как уже говорилось, экономические проблемы могут усугубляться, если Кабинет министров срочно не примет пакет антикризисных мер. Если вспомнить, то в 2015 году этого сделано не было, а потому отголоски того кризиса азербайджанская экономика ощущает до сих пор. Нынешний кризис лишь подтверждает это, поскольку о надвигающихся негативных тенденциях в экономике говорят во многих государствах на самом высоком уровне. Методы борьбы и с коронавирусом, который обрушил нефтяные цены, и с низким ценами должны быть скоординированными. В одиночку выйти из кризиса не представляется возможным.
Но, в США, к сожалению, так не думают. Американцы, уверенные в собственной «исключительности», считают себя истиной в последней инстанции в любых кризисных ситуациях. Однако на этот раз может случиться совсем иначе: на фоне выхода других государств из экономического кризиса нефтяная промышленность и экономика США окажутся в руинах.
Ведь нефть диктует свои законы и правила абсолютно всем, в том числе и Вашингтону...


А.ШАХВЕРДИЕВ

.