Как известно, пока еще ни одна страна не одержала полную победу над бедностью. Бедные есть в любой стране, даже в богатых США, где называют цифру 13-15%. Не избавилась от этой социальной проблемы и процветающая Европа, даже ее  ведущая страна  Германия, где уровень бедности составляет 16%. В России бедность в прошлом году составила 12,9%, снизившись по сравнению с предыдущими годами, но в этом году, согласно статданным, начала расти...
Конечно, на этом фоне официальный уровень бедности в Азербайджане – 5,4% – выглядит вроде бы даже и не проблемой. Причем таким уровень был даже в недавние годы кризиса, хотя это и противоречит всем законам экономики.
В то же время многие эксперты не особенно доверяют официальной статистике. К числу высказывающих сомнения относятся и международные финансовые институты.
Например, Всемирный банк обнародовал анализ экономик стран Южного Кавказа, согласно которому уровень бедности в Азербайджане в несколько раз превышает официальные правительственные данные.

B аналитическом обзоре под названием «Южный Кавказ в движении» приводятся показатели по уровню бедности по регионам Азербайджана в 2015 году - в год двукратного обвала курса национальной валюты к свободно конвертируемым валютам. B Баку за чертой бедности оказались 16% жителей. И это самый низкий показатель бедности по стране. B других городах каждый четвертый жил за чертой бедности. B Гянджа-Газахском экономическом регионе этот показатель достигал 33%. B сельской местности уровень бедности составлял 30%.
Официальный же показатель уровня бедности в стране в том году, как и в последующий период, составлял порядка 5%.

Нужно сказать, что все сомнения экспертов по поводу официальной цифры бедности обоснованы. Даже если не углубляться в их доводы и расчеты, а исходить из цифр, которые озвучивают представители правительства, все равно станет очевидно, что бедность уж точно выше пяти процентов. Например, после повышения минимального размера пенсии с 1 марта со 116 до 160 манатов замминистра труда и соцзащиты населения А.Алиев отметил, что это повышение коснется 750 тыс. пенсионеров, или 60% всех пенсионеров страны. То есть, 750 тыс. человек получали минимальную пенсию в 116 тыс. манатов, которая меньше прожиточного минимума (149 манатов на текущий год) и являлись бедными. А если к этому прибавить еще получающих адресную социальную помощь, которые тоже имеют доход намного ниже прожиточного минимума и которых порядка полумиллиона, то бедных набирается более 1,2 млн человек. А это уже 12% населения страны. Кроме того, минимальная зарплата была всего 130 манатов при прожиточном минимуме в 180 манатов. И такая ситуация была не только в начале нынешнего, но и в прошлые годы.

Правда, несправедливо и неправильно говорить, что руководство страны ничего не делает, чтобы бедных стало меньше. Ведь в этом году минимальная зарплата была повышена с 1 марта со 130 до 180 манатов, а с 1 сентября она составит уже 250 манатов. Была существенно увеличена и минимальная пенсия – с 1 марта со 116 до 160 манатов, а с 1 октября она будет доведена до 200 манатов.

Кроме того, как известно, активно продвигается программа самозанятости, которая призвана обеспечить источником стабильного дохода лиц и в целом семьи, которые получают адресную социальную помощь. Ведется и работа по развитию регионов страны, по созданию там рабочих мест.

Но в то же самое время нужно отметить, что, несмотря на реализацию программ социально-экономического развития регионов, однозначно можно говорить, что уровень жизни в районах республики намного ниже, чем в столице, а безработица далеко не пять процентов, о которой говорят официально. Вообще с работой в районах трудно, поэтому их жители по-прежнему и едут в столицу, а некоторые – за пределы страны в поисках заработка.

То есть, безработица, непостоянная, низкооплачиваемая работа - одни из главных причин бедности.

С другой стороны, важно повышать прожиточный минимум, как и саму потребительскую корзину, на основе которой он рассчитывается. Прожиточный минимум является важнейшим ориентиром для политики в области зарплат, пенсий, адресной помощи малоимущим.

Согласно закону, потребительская корзина должна пересматриваться каждые три года. Каждый год на основе нее определяется прожиточный минимум. На текущий год он установлен в размере 180 манатов, для трудоспособного населения - 191 маната, для пенсионеров - 149 манатов, для детей - 160 манатов.

Но сам нынешний состав потребительской корзины начал действовать с 1 января 2015 года. Таким образом, потребительская корзина не пересматривается уже пятый год, что является нарушением закона.


Эксперты говорят о необходимости ее пересмотра в соответствии с современными требованиями, а также существенно повысить прожиточный минимум. А вот официально обещания по этому поводу довольно обтекаемые.
Повышение минимальных пенсий и зарплат, а также заметный рост в ряде сфер ставят на повестку дня необходимость пересмотра стандартов прожиточного минимума и потребительской корзины, заявил уже упомянутый А.Алиев в эфире Общественного телевидения.
 «В Азербайджане существует закон «О прожиточном минимуме». Согласно требованиям закона, стандарты прожиточного минимума, суммы минимальной зарплаты, пенсий и государственной социальной помощи связаны с уровнем прожиточного минимума. Последний, в свою очередь, ежегодно утверждается Милли Меджлисом», - сказал А.Алиев.
Он подчеркнул, что по действующему законодательству, состав потребительской корзины пересматривается каждые три года при участии представителей государственных органов.
«В этом вопросе за основу берутся два параметра. Во-первых, состав корзины, т.е. удовлетворение входящими в неё продуктами физических потребностей человека. Во-вторых, определение стоимости входящих в корзину продуктов. Разумеется, в правительстве ведётся работа в данном направлении. В случае возникновения необходимости, уровень прожиточного минимума и стоимость потребительской корзины будут пересмотрены», - сказал А.Алиев.
То есть, закон – законом (неизвестно для кого он писан), но именно чиновники определяют, пересматривать потребительскую корзину или нет.
А ведь это очень важный вопрос, имеющий самое прямое отношение к уровню бедности в стране. Ведь если потребительская корзина останется неизменной и при расчете прожиточного минимума будет учитываться только уровень инфляции за год, то в будущем году прожиточный минимум изменится незначительно, так как инфляция низкая. А это означает, что в следующем году, с учетом увеличения минимальных зарплаты и пенсии, вообще можно будет заявить,  что у нас в стране бедных стало еще меньше.
С другой стороны, эксперты обращают внимание на противоречия в законе о прожиточном минимуме, который не дает ясности, на основе какого же критерия человека относят к числу бедных. Например, согласно статье 1.0.6 закона «бедной» считается семья, среднемесячный доход на каждого члена которой ниже критерия нуждаемости. В статье 4.4 закона о прожиточном минимуме говорится, что прожиточный минимум определяет степень социальной уязвимости. Так кто же у нас бедный: с доходами ниже прожиточного минимума или ниже критерия нуждаемости? Может, такая вот неточность и дает возможность для «статистических уловок» в вопросе уровня бедности. То есть, закон должен более четко формулировать основания отнесения человека к числу бедных.
Кстати, и представитель Минэкономики, которому как-то задали вопрос «Кто же является бедным в Азербайджане?», ответил столь обтекаемо, что невозможно было понять, кто же у нас бедный.


Р.ТАЛЫБЛЫ

.