:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Внешняя торговля в первом квартале 2019 года

Font

На днях Государственный таможенный комитет опубликовал итоги внешней торговли в первом квартале 2019 года. В целом выяснилось немало интересных фактов - как о структуре внешней торговли, так и о тенденциях. Совокупный оборот внешней торговли Азербайджана за первый квартал текущего года составил 7,6 млрд. долларов. Интересно, что если раньше ГТК в своих отчетах показывал и тенденции по сравнению с прошлыми периодами, то в последнее время они решили отказаться от такой практики. Что им это дает – немного непонятно, но для выявления тенденций приходится сверять прошлогодние данные в различных документах. И из этого выясняется, что совокупный оборот внешней торговли, по сравнению с первым кварталом прошлого года, возрос на 37,4%.
Как обычно, основную часть внешней торговли составляет экспорт - 58% от оборота, или 4,5 млрд. долларов. Доля импорта же составила 41%, или 3,1 млрд. долларов. В соответствующем периоде 2018 года данные показатели составляли 60 и 39%, 3,3 и 2,2 млрд. долларов. Иными словами, можем видеть, что доля экспорта снизилась, а по импорту, наоборот, выросла. При этом сам экспорт возрос на 33%, а импорт и вовсе на 43%. Несмотря на то, что торговое сальдо выросло на 200 млн. долларов, тем не менее довольно странным кажется необычайный рост импорта. Рост экспорта по большей части связан с ростом цен на нефть. Нефть и нефтепродукты продолжают составлять 92% экспорта. А вот с чем связан рост импорта? Хотя рост импорта сам по себе выгоден ГТК, ведь в таком случае растут сборы таможенных пошлин и налогов. Так, в первом квартале 2019 года им удалось собрать 1 млрд. манатов. В том же периоде 2018 года данный показатель составлял 727 млн. манатов. Но для экономики это скорее показатель отрицательных тенденций. Так в чем же проблема?
Как можем видеть, разница между показателем импорта за 2 года составляет почти 900 млн. долларов. Это немаленькая сумма, и ее сложно объяснить ростом потребления по той или иной категории. Несмотря на то, что ГТК не особо любит делиться данными по структуре внешней торговли, основным игрокам и другим категориям, они все-таки размещают цифры по распределению внешней торговли между государством и частными игроками. И вот тут выясняется, что на государственный сектор пришелся импорт продукции на сумму почти в 1,2 млрд. долларов. Притом, что в 2018 году соответствующий показатель составлял лишь 391 млн. долларов. В целом, у нас в импорте обычно доля государства невысокая. И в отличие от экспорта, тут действуют в основном частники. Но выясняется, что в 2019 году и эти тенденции сменились. Импорт госструктур возрос в 3 раза. При этом рост импорта в частном секторе составил лишь 6%.
Что же такого произошло в государственном секторе? Ведь даже большую часть оборудования госкомпании закупают через частных лиц. При более детальном анализе выясняется, что причиной такой тенденции является любовь к золоту. Так, согласно данным ГТК, на 1-м месте по стоимости импорта находится статья 71 таможенной номенклатуры внешнеэкономической деятельности. А эта статья характеризуется, как «драгоценные камни, металлы и т.п.». Если в первом квартале 2018 года было импортировано соответствующих товаров на 3,9 млн. долларов, то в 2019 году аж на 686 млн. долларов. Интересно также, что ГТК по какой-то причине решил не указывать золото в Топ-10 импортируемых товаров. Хотя по стоимости, данная группа товаров превосходит все остальные (на втором месте идет группа «машины, механизмы и т.п.» с показателем в 569 млн. долларов). Импорт золота же связан с «новой» стратегией Государственного Нефтяного фонда, который еще в начале года заявил о том, что намерен увеличить свои золотые запасы вдвое, до 100 тонн. Эта «новая» стратегия очень похожа на ту стратегию, которую еще использовали в 15-16 веках. С чем связана такая вера в золото – неясно. Понятное дело, что при текущих рыночных отношениях золото всегда будет в цене. Но тут есть очень много рисков. И то, что может подходить обыкновенному физическому лицу, которое не доверяет банкам и финансовым инструментам, может совершенно не подходить крупному государственному фонду, целью которого является обеспечение будущих поколений. Кстати, идентичная политика наблюдается и в России, где местный центральный банк продолжает наращивать долю золота в своих резервах.
Кстати об импорте. Как мы указали, вторым основным направлением является машины и механизмы. Конечно же, большая часть связана с различными нефтегазовыми проектами (видимо, их объем увеличится, так как уже подписаны контракты на строительство новых платформ), но в этом есть доля и потребительского рынка. Так, импорт автомобилей за первый квартал 2019 года составил 7978 единиц. В том же периоде 2018 года было лишь 3506. Иными словами, произошел более чем двукратный рост. При этом рост произошел по всем позициям. Так, число грузовых автомобилей возросло с 316 до 643, автобусов с 19 до 44.
Учитывая практическое отсутствие местного производства автомобилей (за первый квартал было произведено 283 легковых автомобиля), данный факт может восприниматься как позитивный. Но вот данные по продовольствию скорее, как негативные. Так, к примеру, импорт мяса составил 13 тысяч тонн (стоимостью в 18 млн. долларов). А это означает рост физического объема импорта на 49% (и 37% в стоимостном отношении). Рост импорта сахара составил 5 раз, зерна 28%, молочной продукции на 18% и т.д. Иными словами, в плане продовольственной безопасности, тенденции отрицательные. Может, вкладываемые в золото средства выделить на развитие сельского хозяйства?
С другой стороны, стоит отметить еще один позитивный факт в статистике ГТК. В свое время они предоставляли данные о количестве деклараций, что было важным, так как это позволяло судить об уровне монополизации и т.п. После кризисных событий 2015-2016 года, они перестали предоставлять соответствующие данные, и вот в 2019 году в связи с запуском электронных услуг, они восстановили данную статистику. К примеру, по данным на первый квартал 2016 года было подано 48 тысяч деклараций (среди них 39,8 тыс. по импорту и 8,2 по экспорту). А вот в первом квартале 2019 года уже 96,7 тыс. завершенных деклараций. Таким образом, можем видеть, что в определенной степени возросла прозрачность. И чем больше прозрачности, тем более отчетливо проглядываются негативные тенденции в сфере продовольствия, промышленности и т.д.

Т.МАШАЛЛЫ