:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Что происходит в SOCAR?

Font

Недавно некоторые представители Милли Меджлиса раскритиковали выделение средств из госбюджета для Азербайджанской Государственной нефтяной компании (SOCAR). Наше издание также посвятило этой теме свой материал.
И действительно, выделение финансовых средств для SOCAR вызывает много вопросов - как у депутатского корпуса, так и у общества, поскольку эта структура всегда отличалась самоокупаемостью, не считая, конечно, период кризиса нефтяных цен, когда компания еле сводила концы с концами. Однако сейчас цены полностью стабилизировались, причем установившись на весьма высоком уровне. Но субсидии в нефтяную компанию из госбюджета продолжаются. Это происходит на фоне мизерных дотаций образования, медицины и коммунальной сферы. Между тем SOCAR, помимо всего прочего, загоняет себя в кредитную кабалу.
В марте 2018 года SOCAR привлекла краткосрочные и долгосрочные кредиты от Министерства финансов Азербайджана на суммы 102 млн. манатов ($60 млн.) и 98 млн. манатов ($57 млн.) соответственно. Как сообщает АПА, об этом говорится в финансовых отчетах SOCAR по итогам аудита.
За истекший период 2018 года SOCAR привлекла краткосрочные и долгосрочные кредиты от нескольких грузинских местных банков в размере 156 млн. манатов (239 млн. лари) и 16 млн. манатов (24 млн. лари) соответственно.
В текущем году SOCAR привлекла кредиты на сумму 419 млн. манатов.
Согласно отчету, с начала 2018 года выплаты SOCAR по непогашенным кредитам ряду международных и местных банков составили 417 млн. манатов ($245 млн.), 6 млн. манатов (3 млн. евро) и 187 млн. манатов (271 млн. лари), и еще 65 млн. манатов ($38 млн.) было выплачено Госнефтефонду Азербайджана.
На какие цели SOCAR берет кредиты - вопрос, требующий конкретного ответа. С другой стороны, на каких условиях берутся кредиты? И когда SOCAR будет в состоянии их погасить? Ведь кредит почти в полмиллиарда манатов за шесть месяцев текущего года - это немало. Было время, когда SOCAR сама инвестировала во многие проекты, в том числе и за рубежом. Что же с компанией происходит сейчас, раз она ждет помощи от государства и от международных финансовых институтов?
Ныне все разговоры о нефтяном кризисе и финансовых проблемах, вызванных им, - беспочвенны. Цены на нефть более года бьют все рекорды. Нефтедоллары вновь хлынули в страну. Неужели лишь цена в 120 долларов за баррель может считаться рентабельной для нефтяной компании? Но такой цены в ближайшем будущем не ожидается. Да и связывать успешность компании с высокой ценой на нефть тоже не стоит. При правильном построении менеджмента нынешняя цена на «черное золото» способствовала бы успешной и прибыльной деятельности SOCAR.
Впрочем, не верится, что эта естественная монополия работает себе в убыток. Прибыль есть, причем немалая. Вся проблема в управлении компанией. Иначе не нужно было бы SOCAR надеяться на бюджетные деньги (то есть деньги налогоплательщиков) и на деньги международных кредиторов. Не пора ли подумать руководству нефтяной компании о деятельности многих «дочек» SOCAR?
Да и инвестиционная политика SOCAR должна отличаться прозрачностью и эффективностью. Другими словами, распылять государственные средства - недопустимо. SOCAR формирует 70% азербайджанского бюджета, а потому от ее деятельности зависят многочисленные социальные проекты государства. Следовательно, повышать эффективность и рентабельность нефтяной компании - основная задача для руководства SOCAR.
На данный момент SOCAR не демонстрирует необходимую эффективность. Так или иначе компания оказалась в долговой кабале, выхода из которой не видно. Ведь вышеуказанные кредиты далеко не единственные у этой компании. Крупные кредиты приобретались и ранее. Способно ли нынешнее руководство нефтяной компании придать новый импульс работе SOCAR? Способно ли оно ответить на вопрос, что происходит с компанией?

А.МАМЕДОВ