:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Худой мир лучше доброй войны

Font

О Сирии, Ираке, перестройке и многом другом

Интервью с президентом Московского института истории, экономики и права, профессором Игорем Турицыным.

- Игорь Викторович, было несколько международных новостей о неполадках с российской военной техникой…
- После периода полного развала 90-х годов многие технологии и кадры в России были утрачены, потому что специалист, который не работает непосредственно по профессии несколько лет, дисквалифицируется. И база техническая, технологическая тоже — все это была серьезно запущено в 90-е годы.
В 2000-е годы достаточно медленно все это восстанавливали, но при этом рассчитывали на спокойное, вялое существование за счет продажи нефти и так далее. В последнее время, когда начинается обострение международной ситуации, оказывается, что нужно все-таки что-то производить — хватит все-таки сидеть просто на нефти и газе, нужно что-то развивать. И действительно, в России идут перемены, сейчас создан целый ряд высокотехнологичных производств, совершенно фантастические зарплаты платят, молодых ребят привлекают. Такие прекрасные, подготовленные уже коллективы, я недавно столкнулся с ними случайно, скажу, что ребята из них уже никуда не поедут, им не нужна ни Америка, и ничто другое. Я не буду озвучивать, но это фантастически очень большие зарплаты.

- Помнится, дело дошло до того, что запчасти для самолетов начали выпускать кооперативы...
- Не то, что в кооперативах, еще в каких-то гаражах, причем брали старых запчастей и чуть-чуть обновляли, красиво упаковывали. Грубо говоря, со старого оборудования снимали уже отслужившие срок детали. Это было, конечно, совершенное безобразие. Я бы сказал, что мы развиваемся через объективное изменение реальности вокруг нас. Нас периодически ставят перед каким-то вызовом, потому необходимо меняться, совершенствоваться, необходимо искать ответы на новые вопросы. Если любое государство, общество способно ответить на эти вопросы, на новые вызовы, которые появились, то оно делает шаг вперед в своем развитии. Неспособность на это - в конечном счете, значит гибель.

- Была информация о том, что в американских самолетах F-35 многое взято из российских разработок…
- Насчет F-35 я думаю, что не исключено, что-то американцы позаимствовали: ведь огромное количество специалистов уехало в девяностые годы, на Западе огромное количество наших технологий взяли на вооружение. Собственно говоря, не секрет, что в каждом нашем министерстве сидели американцы — в виде советников, еще в каком-то качестве… Поэтому за рубеж ушло огромное количество даже секретных технологий, и, думаю, там взяли все, что могли взять. Поэтому я не исключаю, что какие-то наши технологии были использованы. Что касается самолета F-35, возможно это было или не было; хотя тут недостаточно взять технологию, нужно еще применить ее. Возьмем ядерные технологии, атомные электростанции. Ведь, как бы ни брали наши технологии, все равно не могут дотянуться до нашего уровня. Наши атомные электростанции лучшие, мы завоевали фактически весь мировой рынок, в Турции строится атомная электростанция по-нашему проекту. То есть можно, конечно, взять технологические документы откуда-то, но технологии надо еще применить на практике, что не всегда получается.

- Вы говорили, что Путин демонстрировал миру новые разработки, которые еще были разработаны в 60-х годах прошлого века. Если это так, то почему эти разработки не выпускались и не применялись?
- Безусловно, они были разработаны в 60-х годах. Потом, к 70-м годам, был достигнут военно-стратегический паритет Советского Союза и США. Дальше уже началось ограничение вооружений. Все 70-е годы — это годы разрядки международной напряженности. Заключали массу договоров по этому поводу: ОСВ-1, ОСВ-2, ограничения противоракетной обороны и так далее. Это прекрасные были времена, и поскольку установился военный паритет с США, то сразу нашли общий язык — было потепление в отношениях и так далее. Необходимости как-то форсировать работу в военной сфере просто не было. Ну, все концептуальные разработки — это действительно из 60-х годов. В 80-е годы уже не до этого было, потому что пошли бесконечные похороны вождей, перестройка. А Горбачев совершенно уничтожил страну, под флагом того, что недостаточно быстро развиваемся, мол, будем ускоренно делать, в результате вместо ускорения получился развал СССР. Экономическая деградация началась при Горбачеве, прямое падение ВВП началась при нем. Это страшно. До сих пор мы живем сказками начала 90-х годов, якобы система была нежизнеспособной, поэтому она развалилась. Но это - абсолютная глупость. Посмотрите на Китай: в 1991 году по валовому продукту мы на 15% превосходили его; сейчас мы в 7-8 раз отстаем. Представляете, какая разница в развитии, а ведь перестройка, реформы экономики должны были привести к улучшению жизни людей.

- И почему они не привели к улучшению?
- Потому что они были осуществлены, я бы сказал, совершенно не теми людьми, людьми, не имеющими никакого представления о реальной жизни и о рыночной экономике, авантюристами, которые не были способны на что-то. То есть, необходимо, скажем, построить дом, отель, но для этого надо владеть определенным мастерством, иметь квалификацию. В данном случае мы видим, что к власти пришло поколение, которое, к несчастью, сознательно выступило в роли предателей. Не секрет, что во власти было огромное количество просто откровенных предателей.

- Я думаю, что вся разница в развитии СССР и Китая объясняется тем, что в Китае народу не дали политических свобод, а в СССР - наоборот, в итоге страну разрушил национализм, как это и было задумано ЦРУ…
- И это тоже имеет место, это совершенно верно. Но свобода и анархия - это разные вещи. Свобода это все-таки ответственность, да ты свободен в выборе, но должен ответить, если поступишь незаконно, неправильно или преступно. А у нас свобода была воспринята как вседозволенность, как анархия, как способность сделать все, что вы хотите. А этого не должно быть. Ни одно государство не существует вне жесткого и четко выстроенного правового пространства. Нельзя манипулировать и каждый день менять законы, правила игры. Иными словами, вы приходите играть в шахматы, а ваш партнер вдруг берет боксерскую перчатку и бьет вас. Знаете, нельзя менять правила игры вот так - стихийно, произвольно, как заблагорассудится. Необходима поэтапность, вообще все большие перемены, особенно в таких больших странах, как Россия, необходимо очень тщательно продумывать и действовать осмысленно, не торопясь. То же самое касается Советского Союза. По сути дела, если, к примеру, представить, как маленького мальчика посадили за руль огромного автомобиля, и он начинает дергать за все рычаги подряд, не понимая, что делает, то авария неизбежна.

- Игорь Викторович, что вы можете сказать про последний массированный удар США по Сирии?
- Этот удар были нанесен в знаменательную для мусульман ночь — есть такая ночь, когда все всех прощают, это как день прощения. И я считаю, что это является вызывающей ситуацией, когда, наоборот, в такой момент прощают обиды, а янки наносят удары — это такой вызов морали.

- Насколько помню, нападение на Ирак, повешение Саддама Хусейна США также приурочили к знаменательным для мусульман дням, месяцам. Выходит, это тоже вызов?
- Да, и вспомните демонстрацию в Совете безопасности ООН пробирки с якобы найденным химическим оружием Саддама Хусейна. Достал какую-то пробирку, в воздухе помахал и сказал — вот это наше доказательство. И ударили по суверенному государству. Потом выяснилось, что в Ираке никакого химического оружия не было. У них это любимое развлечение - обвинять кого-то в обладании химическим оружием, в его применении и т. д. Посмотрите, сколько за эти годы жертв повлекла авантюра США в Ираке, и в этом регионе еще не скоро установится порядок.

— В Сирии в 2013 году была первая химическая атака, тогда Россия выступила гарантом соглашения, по которому Дамаск обязался уничтожить все свои запасы химического оружия, а также компоненты и мощности для его производства…

- Россия сразу предложила уничтожить это химическое оружие, и оно было уничтожено. И уничтожали его американцы, которые прислали даже специальный корабль, частично на этом корабле уничтожалось, частично вывозилось для уничтожения в Соединенные Штаты. И Всемирная организация по запрещению химического оружия заявила, что химическое оружие Сирии уничтожено.

- А что если в Сирии где-то смогли припрятать немного отравляющих веществ?
- Смотрите, освободили сирийский город Думу и там нашли разные боеприпасы с клеймом, которые были произведены Америкой. Что теперь надо нанести удар по США? Там были найдены дымовые шашки, сделанные в Англии в Солсбери, где якобы отравляли Скрипалей. Получается, теперь надо нанести удар по Великобритании? Если будем руководствоваться такими критериями, то можно тогда атаковать кого угодно и на основании чего угодно.
Я считаю, если совершается какой-то акт, допустим, та же химическая атака — это, безусловно, военное преступление. Необходимо сразу создавать на международном уровне многостороннюю комиссию, чтобы не было никаких вопросов ни у кого, и тщательно расследовать этот эпизод. И только после этого совместно принимать какие-то решения.


- Все-таки спрятать пару бочек с ипритом или другими отравляющими веществами не составляет большого труда…
- Спрятать теоретически все можно, но дело в том, что запасы отравляющих веществ уничтожены. И потом, зачем применять Асаду это оружие, если он уже фактически победил? Зачем? Это все равно, когда все у вас хорошо и в последний момент сделать бессмысленно логичный шаг. Что это атака дала, где они эти погибшие? Зато мы видим конкретных свидетелей, врачей, которые говорят, что не было никакой химической атаки, детей – «жертв» химической атаки. И этот мальчик рассказывает, как его на улице поймали, пообещали шоколадку, и он побежал к ним, еды захотел. Его взяли и начали обливать водой, там брызгать чем-то… Это провокаторы и аферисты. Надо этих людей строго наказывать, чтобы больше не было дезинформации. Если эта правда, значит, надо выявлять тех, кто применил это оружие, и тоже строго наказывать. В данном случае надо четко установить, кто виновен, если была атака, или кто дезинформатор - и строго наказать. Именно в неотвратимости наказания сила закона,. А это не наказание – янки просто послали ракеты. Предположим, что где-то все же было химическое оружие, ну, если в склад отравляющих веществ попала ракета — ведь будет химическое заражение местности. Странно, логики никакой в этом нет.

- Как долго продержится сотрудничество Ирана, Турции и России в Сирии? Появились острые противоречия, например, министр иностранных дел Сергей Лавров требует, чтобы Анкара отдала Африн Асаду…
- Есть сложные отношения и столкновения интересов. И как раз искусство политиков состоит в том, чтобы вовремя сесть за стол переговоров и договориться. Я сторонник того, чтобы это сотрудничество длилось как можно дольше, желательно на постоянной основе. Я выступал за налаживание такого сотрудничества еще лет семь-восемь назад, когда вообще об этом никто не говорил. Я тогда уже говорил, что нужно договариваться с соседями — в данном случае с Турцией и Ираном. Не секрет, что особенно в девяностые годы наши отношения были очень натянутые, в этом наша вина.

- А в чем заключалась вина России?
- Мы не шли на более тесное сотрудничество, не хотели сотрудничать, это - факт. А я считаю, что, наоборот, нужно взаимодействовать, постоянно контактировать, создавать комиссии, проводить совместные переговоры. Смотрел новости Euronews о намечающейся встрече министров иностранных дел Турции, Ирана и России — и это прекрасно. Я - за создание постоянной сессии этих министров, допустим по необходимости встречаться в срочном порядке, ну, скажем, сделать встречи раз в полгода, на постоянной основе.

- Полагаете, всегда можно находить общие точки соприкосновения?
- Думаю, что это нужно, и этого следует добиться. Обострение отношений все-таки никому не нужно, тем более Турции, потому что она фактически стала жертвой американской атаки, когда была предпринята попытка переворота. Фактически понятно, кто организовал эту очередную «цветную» революцию. Обострение отношений не нужно и Ирану, который постоянно является объектом нападок, и России. То есть всем нам выгодно сейчас стабилизировать ситуацию в регионе, никому не нужно создавать очаг напряженности. Объективная жизнь подталкивает народы этих государств к усилению сотрудничества — другого пути просто нет.

- На курдских сайтах Россию здорово ругают, пишут, что она предала их в Африне…
- Эта тема есть, кстати, в моем журнале («Современная научная мысль» - одно из изданий Московского института истории, экономики и права – ред.). В нем про курдов тоже пишется, и они сами там печатаются: высказывают свое мнение, в чем-то я сочувствую этому народу, видно, действительно он хочет как-то объединиться. Но дело в том что, если мы будем произвольно объединять и перекраивать границы государств, как нам хочется, то это приведет к потрясениям в мире, мы увидим серию кровавых войн. Вот раньше какое-то было сближение для снятия остроты курдского вопроса в Турции, а последние события как раз ведут к ухудшению. Считаю, что всегда надо договариваться. Советский Союз традиционно поддерживал курдов. Сейчас их больше поддерживают американцы. Почему? Потому что их используют как военную силу — для решения текущих вопросов. Но существует опасность надорваться в этой бесконечной военной борьбе, потому что курды тоже не единая "нечто”, и они очень отличаются в зависимости от территории проживания и так далее. В курдском народе мы видим зачастую противостоящие друг другу фракции. Какие-то курдские группировки сейчас стали проамериканскими, но я думаю, что это им принесет большое несчастье, ибо они выполняют то, что нужно американцам. Просто эти курды будут орудием в руках янки.
Почему обвиняют Россию в том, что она якобы их предала? Россия не хочет усиливать сирийский конфликт и стремится сгладить военную напряженность. Я - сторонник переговоров, как у нас говорят: худой мир лучше хорошей войны. Пусть самый плохой мир, чем самая блестящая война.
Думается, взять и создать курдское государство с нуля не получится, в силу того, что различные группы среди самих курдов не способны договориться между собой. И тем паче, что постановка вопроса создания курдского государства будет ударом по суверенитету Турции, Сирии, Ирака и т. д. Это нереально. Надо быть практиками. А вот культурные автономии — это приемлемо.

- Эрдоган курдам дал все, чего не было у них до этого, почему же они поднялись на борьбу?
- Думаю, что все очень просто. Сейчас достаточно легко можно поднять кого угодно: если выделить на это определенные средства. Значит, в мире существует какая-то сила, которая в этом заинтересована, которая финансирует этот проект (курдский – ред.). Ну, поскольку курды обижаются на Россию, тогда, видимо, это не она. Догадайтесь, кто…
И в России есть люди, которые кричат — обязательно надо поддержать курдов, дать им оружие и т.д. Я считаю не надо никому давать оружие для того, чтобы войны развязывать. В рамках существующих государств курдам нужно вести диалог с властями. Есть какая-то национальная проблема — внутри этого государства рано или поздно разберутся, и мы, конечно, поддержим любые культурные автономии, возможность развиваться на своей основе, это - естественное право каждого народа. Не надо браться за оружие: вековые проблемы невозможно решить подобным образом. Любое насилие порождает встречное насилие, и получается череда бесконечных военных столкновений.

Беседовал:
Л.МУСТАФАЕВ





Loading...