А чего хочет Эльман Рустамов?
:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

А чего хочет Эльман Рустамов?

Font

Упреки международных рейтинговых агентств относительно искусственной поддержки Центробанком курса азербайджанской валюты вполне обоснованы. По крайней мере, исходя из заявлений лавы ЦБ Эльмана Рустамова, можно прийти к такому выводу.

Длительное удержание курса доллара на отметке в 1,7001 AZN/USD не означает, что Центробанк Азербайджана (ЦБА) отказался от режима плавающего курса.

Как сообщает Report, об этом заявил председатель ЦБА Эльман Рустамов.

"ЦБА особо не вмешивается в валютный рынок. Тем не менее, учитывая интерес населения и предпринимателей, мы не хотим резкого падения или подорожания маната. Поэтому в курсовой политике обменного курса применяется "промежуточный" режим, который является частью режима плавающего курса. Регулятор нацелен на низковолатильный стабильный курс, дешевые деньги и низкую инфляцию, и все три показателя одинаково важны. Увеличение валютных резервов организации связано с погашением банками своих долгов. В настоящее время ЦБА не покупает и не продает доллары на валютных аукционах", - сказал банкир.

Что означает мысль «Центральный банк особо не вмешивается в валютный рынок» главы этой организации, - непонятно. Свободный курс национальной валюты должен исключать любое вмешательство регулятора в этот процесс. Если наблюдается даже не особое вмешательство Центробанка, значит никакого плавающего курса не существует.

Что касается промежуточного режима в валютном курсе, то он действительно есть. Однако ЦБ его тоже не придерживается. Скорее всего, регулятор придерживается режима управляемого «плавания» маната, а это не гарантирует долгосрочной стабильности отечественной валюты.

В свою очередь, нет уверенности в том, что можно будет поддерживать низковолатильный курс, а тем более низкую инфляцию. Кстати, Э.Рустамов надеется, что в 2018 году дастся удержать инфляцию на однозначной цифре. Правда, никаких экономических доводов он не привел. Совсем не значит, что нынешний относительно стабильный курс маната приведет к снижению инфляции. На протяжении всего периода стабильности азербайджанского маната инфляция неуклонно росла. К примеру, в 2017 году она была на уровне 14%. Как будет в нынешнем году , - зависит от многих факторов. В том числе от экономических показателей и успешной деятельности банковского сектора. А пока следует признать, что роста экономики не видать, налицо лишь увеличение золотовалютных резервов страны, что происходит за счет нынешней цены на нефть.

Рост активов Центробанка, как ни странно, тоже связан с этим. Сохранение цены нефти на мировом рынке на уровне в 45 долларов/баррель, заложенном в государственном бюджете, обеспечивает положительный платежный баланс и рост валютных резервов Центробанка Азербайджана (ЦБА).

Как сообщает Report, об этом заявил председатель ЦБА Эльман Рустамов.

"Цена нефти является ключевым фактором роста валютных резервов ЦБА. В настоящее время цена высокая. Более того, начаты выплаты бонусов Азербайджану по условиям нового нефтяного контракта. Могу сказать, что в 2018 году наши валютные резервы возрастут в не меньшем объеме, чем в 2017 году", - сказал главный банкир.

Как видим, Рустамов так или иначе сам признает, что ориентация на нефть остается приоритетом в деятельности ЦБ, как, впрочем, и других госструктур. С другой стороны, принятие решения Центробанком по снижению учетной ставки до 13%, вероятно, также результат нефтяной конъюнктуры. То есть у регулятора появилось больше денег. Но большинству граждан это решение ЦБА ничего не даст, поскольку коммерческие банки вряд ли снизят процентные ставки по кредитам. Хотя, по идее, следовало бы это сделать. Зная алчность отечественных банкиров и их нежелание смягчить условия получения кредита, об этом приходится только мечтать. И, к сожалению, регулятор и Палата по надзору за финансовыми рынками не могут или не хотят содействовать в этом вопросе.

Влияние Центробанка и Кабмина на коммерческие банки в этом контексте только приветствовалось бы населением, большинство которого прозябает в кредитной кабале и не может выйти из нее из-за грабительских процентных ставок по кредитам, установленных банками. Как известно, каждый третий гражданин Азербайджана имеет банковский кредит, а совокупный объем просроченных кредитов составляет почти 2 млрд. манатов. Почему-то глава ЦБА не желает обратить внимание на данное обстоятельство. А ведь именно эта проблема мешает развитию банковской системы страны. Главе Центробанка больше по душе рассуждения об «успешной» деятельности его ведомства, в частности, что касается курсовой политики. Но как будет сдерживаться курс маната по отношению к доллару, если цена на нефть упадет ниже 45 долларов за баррель? Другими словами, у регулятора должна быть более ясная и взвешенная курсовая политика.

Центробанк, по заявлению Рустамова, не хочет резкого падения или подорожания маната. Так чего же хочет ЦБА? Неужели только высокой цены на нефть, чтобы с ее помощью манипулировать курсовой политикой? Такая линия может приносить плоды только в краткосрочной перспективе, но она губительна для курса маната, экономики в стратегическом плане и чревата высокой инфляцией. Эльману Рустамову необходимо принять это к сведению.

А.МАМЕДОВ





Loading...